Main   Contacts       
Main page
Русский язык   
About Me Thoughts on sense and harmony of being Wise thoughts Computer arts gallery The history of telecommunications development Scientific Work Teaching
 
:: Books
:: Clauses

The history of telecommunications development / Clauses

Министр связи СССР Николай Владимирович Талызин

Мне нужно действовать. Я каждый день
бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя.
И понять я не могу, что значит отдыхать. Всегда кипит и
зреет что-нибудь в моём мозгу.

Михаил Лермонтов


Разные судьбы бывают у людей. У большинства жизнь складывается постепенно, шаг за шагом, своей жизненной вершины они достигают к 50-60 годам и, выбрав в самом начале свой жизненный путь, они идут по нему всю свою жизнь. Большинство людей консервативно, и когда порой жизненные обстоятельства предоставляют им какие-либо новые возможности, которые, как правило, требуют от них решений, связанных с резким изменением всего строя их жизни, им не хватает смелости принятия таких решений, они предпочитают не рисковать и не изменять привычного хода своей жизни.

Однако есть и другой тип людей, которые, являясь профессионалами в своем деле и ощущая в себе мегаватты творческой энергии, стремятся полностью реализовать посланный им свыше дар, которые готовы взяться за любое дело и довести его до конца. С именами таких людей связаны «звездные часы» человечества, в результате их деятельности происходят важные изменения в жизни современников. Их карьера складывается стремительно и за короткий срок им удается сделать то, на что другим людям потребовались бы десятилетия.

В области электросвязи одним из таких деятелей был Николай Владимирович Талызин, который, начав свою трудовую деятельность в 1944 году простым электромонтером, через 44 года стал заместителем Председателя Правительства СССР.

Биографический очерк.

Николай Владимирович Талызин

В.Н. Талызин родился 28 января 1929 года в мало обеспеченной крестьянской семье. Его отец был пастух, а мать – батрачка, домохозяйка. С 15 лет, не закончив школу, он начал работать и в 1944-1949 гг. работал помощником монтера Московского производственного комбината им. Щербакова, монтером – осветителем театра, настройщиком по ремонту баяна в артели «Музрадио».

В 1949 году он становится техником-конструктором в Мосгорхимпромсоюзе. В этой должности он работал до 1951 года, вначале в СПКБ Минсвязи, а затем на заводе «Буровая техника». Он стремился получить образование и в 1950 г., окончил вечернюю школу рабочей молодежи и поступил на вечернее отделение МЭИС. В 1951 г. Н.В. Талызин перевелся на дневное отделение радиофакультета этого института, который окончил с отличием в 1955 г., получив специальность «инженер радиосвязи и вещания».

После окончания МЭИС он был направлен на работу в крупный отечественный научный центр - НИИРадио. В НИИР ему предложили работу в антенном отделе, возглавляемом выдающимся ученым профессором Г.З. Айзенберг, в лаборатории СВЧ устройств, руководимой крупным отечественным специалистом профессором А.М. Моделем. Разговор в лаборатории начался с просьбы Николая Владимировича отказаться от его услуг и отпустить его работать в телевизионный отдел. Просьба эта была естественной – в то время телевидение и звукозапись были самыми популярными и модными специальностями среди студентов и выпускников МЭИСа. Тематика лаборатории СВЧ устройств – разработка антенн, волноводных трактов и других сверхвысокочастотных устройств для нового в то время для Советского Союза вида связи – радиорелейных линий была плохо знакома, казалась неинтересной и мало кого привлекала среди молодежи. Начался очень долгий и трудный разговор с начальником лаборатории, в процессе которого сразу же проявились некоторые черты характера Талызина. Во-первых, он умел внимательно слушать собеседника, старался вдуматься и понять его доводы и никогда не проявлял упрямства. Во-вторых, быстро схватывал суть вопроса, умел выделить главное и отказаться от второстепенного. В конце разговора договорились, что он остается работать в лаборатории, но если через год его просьба останется в силе, то его не только отпустят из лаборатории, но и постараются помочь перейти туда, где он захочет работать. Так закончился первый день пребывания Николая Владимировича в институте. Выбор лаборатории, в которой ему предстояло работать и стать специалистом, оказался окончательным. Никогда больше Николай Владимирович не возвращался к вопросу о переводе. Лаборатория стала для него родным коллективом. Он выполнил в ней свои первые научные работы, под руководством А.М. Моделя защитил кандидатскую диссертацию.

Первое время работы в лаборатории Н.В. Талызин знакомился с тематикой лаборатории и осваивал новую для себя область радиотехники – антенны, волноводы, резонаторы, ферритовые устройства, полосовые и разделительные фильтры и другую технику СВЧ диапазона. Проявилась его удивительная способность быстро осваивать новые знания, новую технику, быстро и легко ориентироваться в таких, казалось бы довольно абстрактных вещах, как излучение и прием радиоволн, распространение их в линиях передачи, структура электромагнитного поля в волноводах и объемных резонаторах и в других элементах СВЧ. Проявился его вдумчивый, покладистый характер, он внимательно и глубоко изучал литературу, не стеснялся расспрашивать более опытных коллег. Сказалось, по-видимому, и то, что он самостоятельно собирал сложные радиотехнические устройства. Дома у него были собранные его руками телевизор и магнитофон с квадроакустической системой.

Вскоре он начал участвовать в настройке и экспериментальных исследованиях различных устройств СВЧ, его стали привлекать к сопровождению конструирования и производства макетов и образцов разрабатываемой техники. Николай Владимирович стал часто бывать в конструкторских отделах, на опытном заводе, в экспериментальных мастерских, где конструировались и изготавливались разработанные в нашем отделе устройства. В этих обстоятельствах проявились замечательные черты его характера – удивительная коммуникабельность и доброжелательность, умение устанавливать добрые, дружеские отношения с людьми и исключительная демократичность в общении. Он отличался самостоятельностью и ответственным отношением к поручаемой ему работе.

В 1957 году промышленность начала выпускать аппаратуру для радиорелейных линий, работающих в диапазоне 4000 МГц (Р- 600), до этого в радиорелейных линиях использовалась аппаратура, работавшая в диапазоне 2000 МГц (Р-60/120). Новое оборудование позволяло организовать до шести широкополосных высокочастотных стволов, в каждом из которых можно было передать с высоким качеством и на большое расстояние либо телевизионный сигнал, либо до 600 телефонных каналов. Аппаратура Р-60/120 (2000 МГц) обеспечивала передачу значительно меньшего объема информации и на значительно более короткие расстояния. Новое оборудование предназначалось для использования в новых магистральных радиорелейных линиях большой протяженности. Однако оказалось целесообразным использовать его и на уже существующих линиях, чтобы увеличить их пропускную способность и улучшить качество передаваемого сигнала. Для решения этой задачи необходимо было разработать устройство, позволяющее использовать перископическую антенну (такими антеннами были оборудованы радиорелейные линии с аппаратурой Р-60/120) одновременно в двух диапазонах частот – 2000 МГц и 4000 МГц. Решение этой задачи было поручено Н.В. Талызину. Задача была непростой: в то время таких устройство в мире не существовало. К ним предъявлялись не только чрезвычайно высокие требования в части электрических параметров (высокое согласование, большая развязка между оборудованием, работающим в разных диапазонах частот, малые потери, значительное подавление гармоник и др.), но эти устройства должны были обеспечить ввод новых стволов в действующую линию без ухудшения ее работы и без значительных перерывов в этой работе. Для создания такого устройства было предложено использовать селективные отражающие поверхности. Николай Владимирович провел большой объем теоретических и экспериментальных исследований, как отдельных элементов, так и всего устройства в целом, обеспечил конструирование и производство новых устройств, а также внедрение их в эксплуатацию. Эти устройства были установлены на линиях: Москва – Ленинград, в Прибалтике, в Поволжье и в других районах.

Эта работа стала темой его кандидатской диссертации, которую он успешно защитил в 1961 году. По результатам этой разработки Н.В. Талызиным были опубликованы четыре статьи в научных журналах, сделаны два доклада и получены два авторских свидетельства. Следует отметить, что, несмотря на высокую загруженность по работе, на подготовку диссертации к защите у него ушло всего три года - в заочную аспирантуру НИИР он поступил в 1958 году.

Н.В. Талызин принимал активное участие и в других важных разработках института. Он участвовал в создании волноводного комплекса сложения сигналов нескольких мощных передатчиков в общем волноводном тракте. Этот комплекс применялся в планетарном радиолокаторе, разработанном под руководством академика В.А. Котельникова для исследований планеты Венеры и других планет; в разработке волноводных и коаксиальных устройств (поляризационные селекторы, преобразователи поляризации, устройства совмещения приема и передачи, фильтры и др.) для антенн, использовавшихся для первых опытов по организации спутниковой связи и других работах. Он также участвовал в качестве руководителя работ в монтаже и настройке антенно-волновых трактов на линиях, строившихся за рубежом (Румыния, Чехословакия и др.), которые были построены в краткие сроки и сданы в эксплуатацию.

Директор НИИР профессор А.Д. Фортушенко высоко ценил способных специалистов и в начале 1962 года Николай Владимирович Талызин в возрасте 32 лет был назначен им заместителем начальника института. Ему были подчинены отделы и лаборатории, занимавшиеся разработкой спутниковых и радиорелейных систем связи.

В 1963 году специалистами НИИР велась подготовка оборудования земной станции в Щёлкове к работе через создававшийся тогда первый советский спутник «Молния». С этого времени началась активная работа Н.В. Талызина в области спутниковой связи.

Головным предприятием по всему проекту «Молния» был Московский научно-исследовательский институт радиосвязи (МНИИРС), главным конструктором – М.Р. Капланов, зам. директора МНИИРС, человек весьма талантливый, решительный. Н.И. Калашников, начальник специально созданной в НИИР для разработки проекта «Молния» лаборатории, был его заместителем по системным вопросам, поскольку МНИИРС гражданскими системами связи не занимался.

Бортовое оборудование одноствольного (но довольно мощного – 40 Вт) спутника делали в МНИИРС, а наземную аппаратуру использовали с некоторыми усовершенствованиями от тропосферных линий «Горизонт», разработанных в НИИР, поскольку работа спутниковой линии осуществлялась в диапазоне частот около 1 ГГц, т.е. там же, где работали тропосферные линии. Руководитель всего этого направления С.В. Бородич был назначен главным конструктором наземного комплекса. Проект «Молния» осуществлялся с огромными трудностями, были проблемы с земными антеннами, не «пролезал» звук на поднесущей, пришлось срочно вставлять цифровой звуковой канал с временным уплотнением.

Так что Н.В. Талызин сразу попал в напряжённую обстановку срочной новой работы, то и дело возникавших научных, производственных, личных проблем и конфликтов. Работа в таких условиях сопровождала всю его последующую деятельность.

В своих воспоминаниях о начале развития техники космической связи в СССР, опубликованных в книге «Ракеты и люди», академик Б.Е. Черток, один из крупнейших отечественных разработчиков ракетной техники, писал: «Основную работу по «земле» выполняли МНИИРС под руководством Капланова и новый смежник по системам спутниковой связи — НИИРадио, возглавлявшийся Александром Дмитриевичем Фортушенко. Из Министерства связи к нашей деятельности подключились новые люди. Среди них наибольшей активностью и стремлением координировать внутри этого ведомства все работы по системе выделялся Николай Владимирович Талызин…Талызин был специалистом, хорошо разбирающимся в особой специфике проблем связи, с которыми я знакомился впервые. К «ракетчикам», как нас называли наземные связисты, он относился с подчеркнутым уважением и не жалел времени, чтобы рассказать о специфических проблемах наземной радио — и телефонной связи. В 1965 году 36-летний Талызин был назначен заместителем министра, а в 1975 году — министром связи СССР. Советской технике спутниковых систем связи явно повезло, что будущий министр связи стоял у ее истоков ведущим инженером».

Главным проектом, способствовавшим всему развитию спутникового направления в НИИРе, а также всей будущей карьере Н.В. Талызина, стал проект системы «Орбита». Идея системы заключалась в том, что, если уж спутник покрывает своим сигналом большую территорию, то надо не ограничиваться линией Москва-Дальний Восток, а создать распределительную сеть по всей территории СССР.

Инициатором этой идеи был Н.В. Талызин. Он предложил на базе имеющегося в тот момент оборудования и экспериментального ИСЗ «Молния» создать систему передачи центральных ТВ программ к ретрансляторам, расположенным в самых отдаленных регионах СССР. Руководитель НИИР А.Д. Фортушенко поддержал своего молодого заместителя и поручил ему возглавить эту работу. Решение этой задачи было связано с преодолением больших трудностей, но имело огромное социальное и политическое значение для страны. Приобщение десятков миллионов людей к центральному телевидению рождало в них чувство сопричастности к жизни всей страны в целом. *

Следует подчеркнуть, что именно благодаря его воле, настойчивости и организаторскому таланту этот сложнейший, первый в мире проект спутниковой системы телевизионного вещания был реализован в кратчайшие сроки. Н.В. Талызин сумел добиться выпуска постановления ЦК и Совета министров (СМ), которое обязывало к 50–летию революции, т.е. к 7 ноября 1967 года, ввести в действие сразу 20 земных станций, способных принимать телевидение из Москвы.

Головным исполнителем был определён НИИР. Основным соисполнителем (по антенне, опорно-поворотному устройству и системе наведения) определили ОКБ МЭИ, в кооперацию вошли многие заводы – Кунцевский завод телевизоров - по приёмной аппаратуре, два Горьковских завода по антенне и опорно-поворотному устройству, опытный завод НИИР и др. Проектированием типового здания, служившего опорой для 12- метровой антенны, занимался ГСПИ, к сооружению зданий и соединительных линий привлекались местные строители и радиопередающие центры. Главным конструктором был назначен Н.В. Талызин, его заместителями от НИИР были Л. Кантор и М.З. Цейтлин.

Общими усилиями система и все 20 станций были введены в действие во время. Эффект был грандиозный, впервые по всей стране распространялась центральная московская программа, менялось само представление об удалённости так называемых окраин. Многие сотрудники НИИР получили Государственные Премии, ордена и медали, Н.В. Талызин как руководитель всей работы получил свою первую Государственную премию.

В последующие годы система «Орбита» развивалась, став основой спутниковой сети СССР. С эллиптического спутника она перешла на геостационарный, что сделало связь непрерывной и более устойчивой, а систему наведения удалось упростить и улучшить. Перешли на передачу цветного телевидения, что потребовало изменения параметров оборудования, С появлением неохлаждаемых МШУ с достаточно низкими шумами (их разрабатывали в Киеве в специальном институте, созданном при активной поддержке Н.В. Тадызина) радикально улучшили оборудование (отказались от производства и применения жидкого азота). Самое же главное заключалось в том, что большинство станций «Орбита» были превращены в приёмо – передающие центры, обеспечивающие не только телевизионный обмен, но и полноценные каналы двухсторонней связи. Число приёмных станций «Орбита» доросло до 100, и именно Н.В. Талызин первым обратил внимание на необходимость перехода на качественно другой этап систем распределения ТВ программ. Он неоднократно повторял: «Нельзя всю землю покрыть антеннами, надо оставить место для картошки».

Именно Н.В. Талызин был инициатором создания системы передачи телевидения через спутник на действительно малые антенны (2,5 метра диаметром) – системы «Москва». По существу система «Москва» явилась прообразом всех современных систем непосредственного спутникового вещания, в том числе работающих в диапазоне фиксированной спутниковой службы. Для создания системы «Москва» понадобилось преодолеть ряд технических проблем в создании малой приёмной станции, проблему соблюдения международных норм по плотности потока мощности у поверхности Земли, а самое главное – был необходим специальный ствол на борту спутника с небывало высокой мощностью – не менее 80 Вт. Все эти задачи удалось решить, причём «заодно» для развития спутниковой связи были созданы новые возможности. С подачи НИИРа и пользуясь приближением Московской олимпиады (1980 года), Н.В. Талызин добился, преодолев сопротивление ряда ведомств, решения о создании нового спутника. Этот спутник получил название «Горизонт» и был первым по-настоящему многоствольным спутником на геостационарной орбите. Он решал задачи системы ТВ вещания «Москва», распределения телевидения на станции «Орбита», многоканальной связи в интересах страны и международной связи в системе организации «Интерспутник», правительственной связи. Отметим, что серия спутников «Горизонт» просуществовала более 25 лет, последние экземпляры работают ещё сегодня.

Система «Москва» на многие годы стала основой распределения телевизионного вещания на всей территории СССР, при этом создавались 5 сдвинутых по времени программ, учитывавших сдвиг времени по территории страны.

Впоследствии был сделан вариант «Москвы» с глобальной зоной для распространения программы по всему земному шару. Эта система получила название «Москва - Глобальная», ее приёмные станции были установлены почти во всех посольствах СССР за рубежом.

Система «Москва» сейчас переводится на передачу сигналов в цифровом виде, что позволяет увеличить число программ и продолжить использование этой системы как основного способа доставки телевизионных программ по всей территории России.

Совершенно новой была идея создания перевозимых репортажных спутниковых станций для передач телевидения с мест актуальных событий. Инициатором и реальным руководителем этой работы был опять-таки Н.В. Талызин. Диаметр зеркала антенны удалось уменьшить только до 7 метров, из-за низкой добротности спутника с широкой зоной приёма, вместе с конструкторами ГСПИ было придумано сборное здание из трёх контейнеров, в которых размещалась смонтированное на заводе приёмо – передающее оборудование. Эти же контейнеры служили опорой для антенны с ОПУ (спутник был ведь ещё на эллиптической орбите, т.е. двигался довольно быстро, и антенна была следящей). После доставки на место сборка осуществлялась с помощью подъёмного крана бригадой слесарей. Первая поездка станции под названием «Орбита – ПП» (потом изменённого на «Марс») состоялась сразу после её изготовления, почти без испытаний, с большой долей риска. Но ждать было нельзя – Генеральный секретарь КПСС Л.И. Брежнев собирался в Индию на встречу с Индирой Ганди.

Впоследствии станция работала на Кубе, в Болгарии и других местах, пока не превратилась в стационарную, поскольку развитие техники позволило делать такие станции все меньшего размера. Сейчас они устанавливаются на легковом автомобиле или даже собираются в несколько чемоданов. Они стали столь удобны, что почти заменили наземные репортажные станции; передачи даже в пределах одного города часто ведутся теперь через спутник. Но первой в мире репортажной спутниковой станцией была «Орбита-ПП», разработанная и изготовленная в НИИРе по инициативе и под руководством Н.В. Талызина.

Работа на руководящих постах в Министерстве связи.

В течение многих лет отраслью «Связь» руководил Н.Д. Псурцев, принцип кадровой политики которого был привлечения к руководству отраслью профессионалов, хорошо знавших отрасль и имеющих опыт научной и организационной работы. Так его выбор пал на имевшего высокий научный уровень и выдающийся организаторский талант Н.В. Талызина и он был назначен заместителем Министра связи СССР. Когда Н.В. Талызина собирались назначить заместителем министра связи, его вызывали в ЦК и, как он впоследствии рассказывал, спросили, как он, молодой человек, собирается держаться среди тогдашних «зубров» - руководителей отраслей связи. На что Талызин ответил просто: «Я буду опираться на науку». Эту линию он держал всю жизнь, будучи и Министром связи, и, позднее, став заместителем Председателя Совета министров. В Минсвязи ему были поручены вопросы научно-технического прогресса.

Продолжая заниматься системами спутниковой связи, он взял под свой контроль производство оборудования земных станций «Орбита», лично участвовал в распределении этой техники. Особое внимание уделялось тому, чтобы приемные станции «Орбита» в первую очередь были установлены в удаленных районах Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера. Задача внедрения системы «Орбита» была блестяще выполнена. За один год к 50-летию Советской власти в стране было построено двадцать таких станций, что позволило обеспечить центральным телевидением более 20 млн. жителей удаленных районов. Надо отметить, что решение этой проблемы наземными средствами (радиорелейными линиями, кабелями) потребовало бы много лет и значительных капитальных вложений.

Доктор технических наук Н.В.Талызин на постах заместителя и министра связи оставался творческим, инициативным специалистом и продолжал активно участвовать в разработке и совершенствовании техники связи. В середине шестидесятых годов стало очевидно отставание нашей страны в области коммутационной технике, цифровым системам передачи и волоконно-оптическим линиям связи. Со свойственным ему энтузиазмом и настойчивостью Н.В. Талызину удалось привлечь внимание к этим вопросам предприятий радиоэлектронной промышленности и при личном творческим участии добиться разработки и организации серийного производства цифровых систем передачи, квазиэлектронных станций и т.д. К сожалению, далеко не все задуманное им удалось воплотить в жизнь – жесткая плановая система была слишком инерционной и плохо соответствовала реализации инноваций.

В это время, благодаря масштабному строительству многоканальных кабельных и радиорелейных линий, спутниковой связи появилась возможность комплексной автоматизации междугородней телефонной связи, обеспечения всех телезрителей и радиослушателей центральными, республиканскими и региональными программами с учетом временных поясов с высоким качеством, создания сети децентрализованного печатания газет, удовлетворения потребностей государственного управления и обороны страны в каналах связи и т.д. По инициативе Н.В.Талызина была создана эффективная система централизованного управления сетью электросвязи, тесно увязанная с возможностями технологических связей продуктопроводчиков, путейцев, энергетиков и т.д. Это позволило не только обеспечить необходимую надежность и живучесть сети электросвязи страны, но и сэкономить значительные финансовые и материальные средства.

Н.В. Талылин много сил и энергии вложил в создание международной организации спутниковой связи «Интерспутник». В этой работе активное участие принимали сотрудники аппарата Минсвязи, ученые и ведущие специалисты НИИР. К разработке уставных документов были привлечены ученые АН СССР.

В 1971 году рядом социалистических стран (СССР, ЧССР, ПНР, Венгрия и др.) было подписано Соглашение о создании международной системы и Организации космической связи «Интерспутник». Первым руководителем «Интерспутник» был избран сотрудник НИИР Ю.И. Крупин. Система имела исключительное значение для обеспечения устойчивой связи и обмена телевизионными программами с удаленными странами (Куба, Вьетнам, Монголия и др.). Проект системы, весь комплекс аппаратуры земных станций и спутников был разработан и производился в СССР. Под руководством специалистов НИИР и других организаций были построены земные станции во многих странах – участниках системы «Интерспутник». Каналы на спутнике эта организация арендует у России (ранее у СССР). «Интерспутник» был организован несколькими годами позднее, чем «Интелсат», хотя в нашей стране в тот период имелись все возможности не упустить первенство (в СССР был запущен первый ИСЗ, в 1965 г были выведены на орбиту спутники связи «Молния»). Американцы, не дожидаясь, когда будет подготовлена техническая база, объявили о создании международной организации «Интелсат» с уставным фондом в 500 млн. долларов и предложили желающим вступить в «Интелсат» на условиях долевого взноса пропорционально заявленному количеству каналов на спутнике. В начале в «Интелсат» вошло несколько промышленно развитых стран, а к 1975 году в нее вступило более 80 стран. Организация «Интерспутник» жизнеспособна и успешно функционирует сегодня.

Несмотря на загруженность, Н.В. Талылин находил время для продолжения научной работы. Им подготовлена и успешно защищена докторская диссертация в области космической техники связи.

Будучи заместителем Министра, а с 1970 г. Первым заместителем Министра он занимался широким спектром вопросов развития связи в стране тем более, что насыщенность народного хозяйства и в особенности обеспеченность связью (телефоном) населения резко отставали от потребностей. Очередь на установку домашнего телефона превышала 13 млн. желающих.

По инициативе Н.В.Талызина было подготовлено и принято Постановление СМ СССР по развитию телефонной связи в первую очередь в интересах населения. Минсвязи СССР и союзных республик не располагали достаточными мощностями по строительству зданий АТС, хотя весь остальной объем работ по монтажу и настройке оборудования, прокладке кабеля они выполняли силами своих подрядных организаций. Правительство обязало местные органы власти обеспечить строительство зданий для АТС своими силами и передавать их местным органам связи, что позволило увеличить темпы телефонизации.

Постановлением Правительства по предложению Минсвязи (Н.В. Талызина) было также решено, что телефонные аппараты потребители должны приобретать за свои средства, тогда как ранее их передавали пользователям бесплатно. В результате складывалась поразительная ситуация, когда количество выпускаемых нашей промышленностью и закупаемых в других странах телефонов более, чем в два раза превышало количество подключаемых к АТС абонентов. Намеченные меры позволили стабилизировать спрос на телефонные аппараты и высвобожденные мощности промышленности направить на увеличение производства коммутационной техники, систем передачи информации. Указанным постановлением правительства по предложению Минсвязи предусматривалось ввести повременную оплату длительности телефонных разговоров с тем, чтобы стабилизировать нагрузку на АТС и телефонные сети. К сожалению, в тот период ни промышленность, ни Минсвязи СССР не были подготовлены. Отсутствовало оборудование учета, не было приемлемой системы расчетов с абонентами. Проведенные опыты в ряде городов (Шауляй, Саратов и др.) были неудачны. В результате внедрение повременной системы учета разговоров затянулось на десятилетия.

Наиболее трудоемкой подотраслью связи является почта, на ней трудилось около половины из полутора миллионов связистов СССР. Почта это 90 тысяч отделений связи, две трети в сельской местности, около 5 тысяч узлов связи и 3 тысяч пунктов обмена почты на транспорте, из них три четверти на железнодорожном. Каждое письмо или газета весят несколько десятков грамм, а за год почтовые отправления достигали 2,5 – 3 миллиона тонн. Денежные переводы и ценности, доставляемые почтой, превышали четверть годового бюджета страны. Все это огромный труд и ответственность и Н.В. Талызин целеустремленно занимался оптимизацией процессов транспортировки и обработки почтовых отправлений, совершенствования контроля переводных операций и сохранности почтовых отправлений. Это было не «директивное управление», а конкретное личное участие министра в решении наиболее острых проблем. Только один пример. На узлах связи почта сортируется по направлениям транспортировки. Процесс далеко не простой, стоит ошибиться и письмо пойдет «не туда», а в результате задержка на несколько дней. Автоматизация процесса сортировки во всем мире базируется на ленточном транспортере с окнами сброса по направлениям, а их может быть десятки или сотни, управление ЭВМ по результатам считывания индекса. Н.В. Талызиным было предложена и запатентована принципиально отличная «роторная» схема сортировки, создан творческий коллектив и под его руководством она была реализована на практике.

Масштабы и старые сроки строительства многоканальных кабельных и радиорелейных линий связи во вновь осваиваемых регионах Севера, Сибири и Дальнего Востока требовали нестандартных решений совершенствования их организации и технологии. Н.В. Талызин стал одним из инициаторов и организатором индустриализации методов решения этих задач. В его кабинете заместителя, а затем и министра, рассматривались предлагаемые варианты, и утверждался оптимальный вариант решения, определялась кооперация исполнителей, устанавливались сроки поставок оборудования и материалов, временной график исполнения строительных и наладочных работ. Необходимые конструкции, модули технических и подсобных сооружений, антенные опоры и другие, изготавливались централизованно на заводах Минсвязи СССР и комплектно доставлялись на строительные площадки, зачастую вертолетами из-за отсутствия дорог. В качестве примера можно привести проект строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (БАМ), где составной частью была мощная радиорелейная линия. По предложению Н.В. Талызина, Председатель СМ А.Н. Косыгин принял решение выделить эту часть работ в качестве отдельного объекта и подарить ее Минсвязи СССР. За полтора года работа была выполнена связистами, хотя завоз материалов и оборудования на 30 из 143 площадок строительства осуществлялся вертолетами, так как других средств завоза в это время не было. А в результате, когда в новые районы БАМ приходили железнодорожные строители, они были обеспечены связью и телевидением.

Став в 1975 году Министром связи СССР, Н.В. Талылин оперативно решил вопрос по координации развития Зоновой связи, особенно на территории РСФСР. В Минсвязи СССР было создано управление, для руководства которым был приглашен на должность заместителя Министра начальник Краснодарского управления связи Г.Г. Байцур, который в последствии возглавил вновь созданное Минсвязи РСФСР. Это Министерство занималось всеми вопросами развития и эксплуатации средств связи на территории РСФСР, дав возможность Минсвязи СССР сосредоточится на вопросах научно-технического прогресса и решения стратегических задач в области связи.

По инициативе Н.В. Талызина при поддержке руководства Госплана СССР в его здании была организована выставка техники связи с тем, чтобы привлечь внимание руководства и сотрудников планового органа к нуждам отрасли и насыщению ее средствами новой техники. Активное участие в выставке приняла промышленность средств связи и другие отрасли. Была продемонстрирована оптико-волоконная техника, которая привлекла исключительное внимание руководителей Госплана, его управлений и отделов, а также всех посетителей своей перспективностью и способностью передачи огромного объема информации.

Руководство Госплана оперативно откликнулось и поручило заместителям председателя Л.А. Воронину и Ю.Д. Малюкову заняться практическими вопросами освоения производства волоконной техники. В начале 1985 г. вышло Постановление СМ СССР, в котором были установлены на 1986-1990гг задания промышленности (Минэлектротехрому, МПСС и другим) и Минсвязи СССР по выпуску волоконного кабеля, оборудования и строительству магистральных, зоновых и местных линий связи на волокне.

Отечественная промышленность в тот период производила волокно с относительно большим затуханием (0,7; 1,5; 5 дБ/км). Министерству связи и другим ведомствам для магистральных линий связи требовался волоконный кабель с малыми потерями, позволяющий устанавливать регенераторы на расстоянии 100-200 км и более с тем, чтобы не иметь дело с дистанционным электропитанием. Такое техническое решение отстаивал В.А. Шамшин, который в этот период был Министром связи СССР.

Для решения задачи производства волокна с малыми потерями была привлечена промышленность строительных материалов, имеющая опыт производства высококачественной оптики. Госплан СССР выделил валютные средства, и были закуплены технология и оборудование для производства кварцевых заготовок высокого качества. Но работы по выпуску волоконного кабеля затянулись на долгие годы и предприятия Минсвязи России и других ведомств вынуждены закупать волоконный кабель с малыми потерями в других странах.

Работа на высоких постах в Совмине СССР.

В 1980 г. Н.В. Талызин становится заместителем председателя Совета Министров СССР по вопросам Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Будучи высокообразованным специалистом в области радиоэлектроники и связи, на новой должности он координировал широкий спектр вопросов развития экономики и народного хозяйства стран – членов СЭВ, взаимодействие отраслей и предприятий, развития прямых хозяйственных связей, создания совместных объединений, конструкторских бюро и лабораторий, сосредоточения совместных усилий по освоению выпуска современных видов машин и оборудования, а также развития взаимовыгодной торговли. С указанными задачами Н.В. Талызин успешно справился.

В конце 1985 г. Н.В. Талызин назначается Председателем Госплана СССР, а на XXVII съезде КПСС избирается кандидатом в члены Политбюро. Этот период был достаточно сложным в истории нашего государства, Требовалось перестраивать многие методы работы и в особенности планирования народного хозяйства.

Накопив большой опыт в руководстве отраслью связи, овладев многогранной работой в СЭВ, Н.В. Талызин активно включился в совершенствование системы планирования развития народного хозяйства страны. Требовалось повысить научный уровень планирования, усилить его воздействие на ускорение социально-экономического развития страны, обеспечить переход к сквозному планированию научно-технического прогресса, ускорить внедрение системы прогрессивных нормативов, совершенствовать систему плановых показателей.

Придя в Госплан, Н.В. Талызин был поражен количеством плановых заданий, которые доводились из центра до мест. По его инициативе число плановых заданий стало резко сокращаться. Многие их них были переданы в ведомства республики, области, предприятия. Кроме того, совершенствовалась структура Госплана СССР и Госпланов союзных республик, усиливалась роль сводных отделов, сокращалось число отраслевых.

За короткое время работы в Госплане СССР Н.В. Талызин не смог сделать всего, что требовалось для перестройки управлением развития экономики страны. В начале 1988 г. его вновь переводят в аппарат Совета Министров СССР и назначают на должность председателя Бюро СМ СССР по социальному развитию.

Николай Владимирович, находясь на постах первого заместителя, заместителя председателя Совета Министров, по существу курировал проблемы развития связи в нашей стране, оказывал всестороннее внимание и содействие.

К сожалению, в 1990 г. он тяжело заболел и 23.01.1991 г. скончался. Многие его замыслы так и остались нереализованными.

За вклад в научно-технический прогресс в отрасли связи и развитие экономики страны Н.В. Талызин был дважды удостоен звания Лауреата Государственной премии, награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской революции, орденом Трудового Красного знамени, медалями.

Заключение.

Английский писатель Самюэл Смайлс высказал следующую мысль: «Число годов ещё ничего не свидетельствует о длине жизни; жизнь человека измеряется тем, что он в ней сделал и почувствовал». Николай Владимирович Талызин прожил короткую по времени, но очень насыщенную деятельностью жизнь. Он оказал значительное влияние на развитие в нашей стране телекоммуникаций и как инженер и как руководитель отрасли. Он внес значительный вклад в разработку радиорелейных и спутниковых систем связи, под его руководством в СССР была создана первая в мире система спутникового телевизионного вещания, которая дала возможность смотреть программы центрального телевидения 29 млн. наших граждан, живущих в северных и восточных районах нашей страны. Как руководитель отрасли «Связь» он способствовал развитию в стране спутниковой связи, разработке и внедрению современных АТС на телефонной сети, разработке с оптоволоконных линий связи.

Возглавив Госплан СССР, он многое сделал для совершенствования планирования отраслей народного хозяйства в нашей стране. На посту заместителя председателя Правительства он вел большую организационную работу по налаживанию тесной производственной кооперации стран Восточной Европы, входящих в СЭВ.

Какую бы должность не занимал Николай Владимирович он всегда оставался самим собой, простым и доступным. Он был добрым и отзывчивым человеком, всегда стремился помочь своим товарищам, ему абсолютно чуждо было тщеславие. Н.В. Талызин был демократичным человеком, доступным простому работнику или служащему, занимая высокие посты в Министерстве, Правительстве, он не считал зазорным обратиться к любому ниже стоящему руководителю или простому исполнителю для решения конкретных вопросов. Такие методы работы приносили положительные результаты. Он обладал природным тактом и хорошим мягким чувством юмора. Знавшие его люди относись к нему с большим уважением и любовью.

Несмотря на очень покладистый характер и мягкость, Николай Владимирович был очень целеустремленным человеком и умел преодолевать трудности даже очень больших масштабов. Вспоминается один эпизод, относящийся к самому началу его деятельности в качестве руководителя. В конце 1962 года Николай Владимирович собрал у себя в кабинете нескольких сотрудников НИИР, чтобы обсудить идею создания сети наземных приемных станций, через которые с помощью спутников доставлять программы центрального телевидения в самые отдаленные районы Советского Союза. Среди присутствующих был ученый, крупный специалист в области связи в СВЧ диапазоне С.В. Бородидич. Он принял участие в обсуждении и сразу начал перечислять те огромные трудности, которые возникнут при реализации идеи Талызина. Вывод его был неутешителен – огромные трудности (научные, производственные и эксплуатационные), чрезвычайные материальные затраты, низкая надежность многих элементов системы и как следствие - практическая нереализуемость системы. Этот специалист не стеснялся в выражениях и, по существу, был прав. Прав потому, что реализация предложенной идеи требовала преодоления таких колоссальных трудностей, справиться с которыми смогли бы очень немногие. Николай Владимирович не стал спорить, он внимательно выслушал все возражения и… через 4 года первая в мире система «Орбита» была сдана в эксплуатацию. Нужно отдать должное оппонент Н.В. Талызина был не только крупным ученым и специалистом, но и очень порядочным человеком. Впоследствии он не только признал свою неправоту, но и выразил восхищение талантом Николая Владимировича.

В своей жизни Николай Владимирович Талызин занимал высокие должности – он был Министром связи, заместителем Председателя Совета Министров, первым заместителем Председателя Совета Министров и Председателем Госплана. Однако он никогда не стремился сделать карьеру ради самой карьеры. Его назначения на эти должности всегда были для него неожиданными. Они не были обусловлены его стремлением к власти, а его выдающимися способностями, его талантом, его преданностью делу, которому он посвятил свою жизнь.


   
Main Message